стрелять, научиться стрелять, стрелять как ковбой, обучение стрельбе, уроки стрельбы, пистолеты, оружие, охота, старинное оружие, оружие спецназа, телохранителю, оружейные термины, история оружия, охотничьи ружья, травматическое оружие, собаководство, безопасность, третий рейх, графология, чтение жестов, все оружие спецназа

Меню Сайта

Научиться стрелять

Не метясь с пистолета

Научиться стрелять

Профессионально с пистолета

Научиться быстро стрелять

С охотничьего Ружья и Сайги

Видео для Начинающих Стрелков и Охотников

Безопасность на улице для мужчин и женщин.

Как выбрать травматический пистолет, такой чтобы подошел именно Вам?

Пистолеты

Устройство и конструкция деталей и механизмов пистолетов их работа и разборка

Особенности пистолетов, револьверов и боеприпасов к ним

Разборка и Ремонт охотничьего оружия

Все оружие спецназа.

Специальное оружие и защита.

Третий рейх Оружие Вермахта.

Третий Рейх Войска СС

Боевое снаряжение вермахта 1939-1945гг.

Оружие Сталинградской Битвы

Третий рейх Все интересные истории имистика

Поиски и Открытия

История развития огнестрельного оружия

Виды древнего средневекового оружия и способы его изготовления в современных условиях

Словарь терминов военного обмундирования от кольчуги до мундира.

Обзор, что не мешало бы знать охотнику

Охота на дичь

Охота на волка

Выделка Шкурок в домашних условиях

Дичь Блюда Рецепты

Охотничий календарь

Охотничье оружие, балистика, снаряжение, устройства

С. А. Бутурлин. Уход за ружьем дробовым и нарезным. 1936г

Охотничье Собаководство

Служебное Собаководство

Телохранителю

Навыки чтения жестов

Что такое Графология.

Loading

Ноин-ульские курганы

П. К. Козлов (1863—1935), советский исследователь Центральной Азии, академик АН УССР, участник экспедиций И. М. Пржевальского, М. В. Певцова, В. И. Роборовского, руководитель монголо-тибетских (1899—1901 и 1923—1926) и монголо-сычуаньской (1907—1909) экспедиций.

Помещаемый ниже отрывок из дневников ученого касается эпизода открытия П. К. Козловым так называемых Ноин-ульских курганов (в ста километрах севернее Улан-Батора). Козлову удалось в 1924 году подробно обследовать одиннадцать погребений, что дало ценнейший научный материал.

 

Из археологических находок в Ноин-ульских курганах

4 марта 1924 года. Улан-Батор

По части памятников старины мы за эту зиму узнали немало интересного. Неоднократно посещая лесистое ущелье Баинбулык в Юго-Западном Хэнтэе во время своих зоологических экскурсий, мы останавливались на ночевку на хуторе И. И. Ежо и по вечерам иногда подолгу беседовали с любезным хозяином. Я рассказывал ему некоторые эпизоды из своих прежних экспедиций и, между прочим, об открытии мной в Центральной Гоби засыпанного песком мертвого города Хара-хото.

Заинтересованный моими рассказами об археологических сокровищах, найденных в Гобийской пустыне, Ежо припомнил, что километрах в пятидесяти к северу от его хутора,  в  горах  Ноин-ула, когда-то нашли под землей всякие золотые и нефритовые предметы. Из Дальнейших расспросов выяснилось, что в Хэнтэе несколько десятков лет назад велись разработки золота и в одном из шурфов инженером Баллодом были обнаружены деревянные постройки с шелковыми обоями на стенах, с коврами на полу...

Сообщение Ежо произвело на меня сильное впечатление. Какое-то чутье подсказало мне, что необходимо тщательно проверить полученные данные и что, возможно, Хэнтэй подарит экспедиции сокровища, не уступающие моему «Великому» субургану в Хара-хото.

В двадцатых числах февраля 1924 года я снарядил своего старшего помощника С. А. Кондратьева в разведывательную экспедицию в горы Ноин-ула (Юго-Западный Хэнтэй), а 1 марта и сам съездил на два дня в Суцзуктэ. Поездка вышла восхитительной во всех отношениях. По тракту Улан-Батор — Кяхта мы следовали на автомобиле. Везде лежал снег, но солнце ощутительно пригревало, кое-где показались первые ручьи талой воды, дорога почернела.

На станке Боротай мы пересели в тележку и поехали к востоку-юго-востоку по набитой тропе вдоль широкой долины, по которой вскоре поднялись до лесистого ущелья. В его вершине лежало селение Цзун-мото, привольно раскинувшееся по одному из отлогих склонов. Раньше здесь жили рабочие золотых приисков. Сейчас всюду царила тишина. Большинство домов стояло заколоченными. От Цзун-мото направились на ближайший перевал; восемь километров мы поднимались около двух часов по приисковой дороге.

На всем пути нас обступал высокоствольный хвойный лес. К могучим соснам кое-где примешивалась лишь береза. С перевала открылись широкие дали лесистых хребтов, расчлененных долинами речек; в одной из падей, известной под названием Суцзуктэ, под самым перевалом стояло несколько приисковых построек, где устроили базу мои разведчики-археологи. Ниже, над самым дном долины, в разреженном лесу я увидел разбросанные поодаль друг от друга небольшие возвышения в форме усеченных конусов разных размеров, замаскированные снегом. Это и были курганы.

Вершина каждой могилы представляла невысокий вал, окружающий центральную воронку. По-видимому, эти памятники старины были когда-то разрыты и потому утратили свою первоначальную естественную форму.

Трудно предвидеть результаты предстоящих работ. Будем надеяться, что ограблены   лишь   предметы, представляющие очевидную материальную ценность, а научные сокровища остались нетронутыми. Кроме того, могил много — по приблизительному подсчету более двухсот, в нескольких соседних друг другу ущельях, и я рассчитываю, что нам удастся найти хоть один не разрытый курган. Так или иначе я твердо решил попытать счастья и начать раскопки. 10 апреля 1924 года. Улан-Батор

20 марта

С. А. Кондратьев вместе с двумя другими товарищами выехал на работы. Решили вести раскопки наиболее примитивным и дешевым способом, а именно шурфом, так как было бы легкомысленно бросать сразу большие средства на разработку могил, в ценности которых нет уверенности.

25 апреля 1924 года. Суцзуктэ

Суцзуктинские курганы делятся на две группы. Первая, небольшая, состоит из тринадцати крупных могил, во второй мы насчитали около пятидесяти воронок, среди которых большинство мелких. Работу начали сразу в трех местах. Вести раскопки ранней монгольской весной довольно затруднительно. Сначала приходится откапывать курган из-под снега, потом ежедневно раскладывать костры, чтобы несколько оттаять мерзлую почву.

В день рабочим-китайцам при благоприятных условиях удавалось снять слой земли не более пяти — семи четвертей глубины. В верхнем кургане на шестом метре в изобилии начали попадаться кусочки древесного угля, на седьмом метре обнаружили первую находку — сломанные, проржавленные удила, а немного глубже — маленькое медное колесо диаметром сто шесть миллиметров. На одиннадцатом метре наткнулись на поставленное вкось бревно. Между тем через стенки шурфа стала просачиваться вода. Во избежание обвалов поставили

крепы в виде сруба. В одном из курганов на глубине пяти метров все еще продолжали отбрасывать лед, а на шестом метре показалась вода, которую в течение нескольких дней откачивали пожарной машиной. На девятом метре обнаружилась наконец погребальная постройка. Она поразила нас своей основательностью. В крыше ее толщиной около одного метра мы насчитали пять пластов: под настилом из редко положенных бревен оказался слой земли, под ним — сплошной бревенчатый настил, еще ниже — снова редко уложенные бревна, а дальше — последний ряд сплошных бревен.

Я спускался на дно шурфа. Там сыро, холодно, везде сочится вода, временами обваливаются комки земли и камни, а воздух очень затхлый. Трудно работать в такой обстановке!

 

10 мая 1924 года. Суцзуктэ

Сегодня моему спутнику А. Симукову в верхнем шурфе удалось проникнуть через восточный коридор и в центральное помещение могилы. Он пробрался туда через щель в стене коридора. Вся погребальная камера оказалась заполненной жидкой грязью. Посередине стоит большой ящик (очевидно, гроб) без крышки. Заглянуть в него нельзя было потому, что потолок навис в этом месте особенно низко. Сейчас каждый день приносит нам новые и новые находки — куски материи, деревянные изделия, маленькие золотые пластинки и пр.

Комментарий

Это и следующие обследованные погребения оказались построенными по одному плану. По заключению археологов, обработавших материалы П. К. Козлова, план этот заключался в том, что к могильной яме сюга отлого спускался глубокий карьер, служивший входом, через который проносили покойника. На глубине семи — девяти метров карьер приводил к «наружному» деревянному помещению, внутри которого, как в футляре, располагалась внутренняя погребальная камера1. Вокруг нее шел узкий коридор. Во внутренней камере находился грубый, примитивной работы гроб из лиственницы.

Потолок и стены внутреннего помещения были, по-видимому, сплошь обтянуты шелковыми материями, от которых к настоящему времени сохранились лишь отдельные обрывки. Под гробом лежал прекрасно сохранившийся шерстяной ковер на войлочной подкладке, с шелковой оторочкой и с нашитыми сверху орнаментами (аппликациями).

Эти аппликации изображали борьбу животных: лося с крылатым зверем, которого одни исследователи называют грифоном, другие — росомахой, а яка — с рысью.

В погребениях было найдено множество предметов: тонкие золотые пластинки, наугольники, бронзовые, иногда позолоченные розетки (украшения балдахина над гробом), бронзовые курильницы и другие сосуды, железные наконечники стрел, деревянная дощечка с обугленной палочкой — снаряд для добывания огня, лаковые чашечки с инкрустациями из золота, разнообразные ткани с тончайшими, художественно исполненными рисунками, человеческие косы из черных волос в шелковых футлярах, которые служили, видимо, знаками траура.

Точные размеры одной из внутренних камер: длина — Зм, ширина — 1,6 м, высота — 1,2 м.

Беспорядок, царивший во всех погребениях, свидетельствовал, по мнению археологов, о том, что здесь побывали грабители, по всей вероятности, вскоре после захоронения, так как между насыпью и грабительским отвалом не было обнаружено следов погребенной почвы — к моменту ограбления над могилой не успел образоваться достаточно мощный почвенный слой.

Ноин-ульские могилы относят к I веку до нашей эры. Они принадлежали могущественным номадам племени гуннов — по-видимому, тюркского происхождения. Судя по обилию погребального инвентаря и по грандиозности всего погребения, во вскрытых экспедицией курганах, безусловно, были похоронены представители знати.

Установлено, что все предметы, добытые раскопками, можно разделить на три категории: 1) импортные китайские (шелковые ткани, лаковые изделия, нефрит); 2) предметы обихода знати Бактрии и Ирана, на которых отразилось эллинское влияние (часть тканей); 3) местного производства (шерстяной подгробный ковер, стельки, одежда покойника, деревянные предметы — ковш, орудие для добывания огня, большая глиняная урна и др.). Влияние китайского Востока и бактрийско-эллинского Запада отразилось достаточно ясно на местном производстве. Шерстяные ткани, несомненно сделанные гуннскими мастерами, показывают, как, пользуясь китайской техникой и красящими веществами из местных растений, гунны изображали и деревья в чисто эллинском стиле, и реалистические фигуры всадников со всеми деталями их местной одежды, прически и конской сбруи.

В настоящее время все эти находки хранятся в Ленинграде, в залах Эрмитажа.

Е. Козлова

1947г.

Поиски и Открытия

Первое путешествие МИКЛУХО-МАКЛАЯ в Новую Гвинею

Деревня Бонгу в Новой Гвинеи

Камчатка в 1918 году

Ноин-ульские курганы

Первая палеонтологическая экспедиция по следам гигантских Ящеров и Динозавров

Гомбожап Цыбиков — путешественник, профессор-востоковед, исследователь Тибета

Лодка из рогоза, названная «Тигрисом»

Последние дни Георгия Седова

В мае 1937 года на Северном полюсе

К полюсу недоступности

Как начиналась эра пилотируемых полетов

Фигуры на скалах у нанайского села Сакачи-Алян

Удивительные сокровища прошлого

По-иному взглянуть на карту Байкала

Археологические исследования «Беринг-81» в бухте Командорских островов

Деревни вдоль реки Ангары

Как нашли древние книги

Раскопки Херсонеса Таврического

История плавания Тима Северина в Колхиду, рассказанная его кораблем «Арго»

Долины Хадрамаута

Выбитые на скалах рисунки

Что хранят Аджимушкайские каменоломни

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru