стрелять, научиться стрелять, стрелять как ковбой, обучение стрельбе, уроки стрельбы, пистолеты, оружие, охота, старинное оружие, оружие спецназа, телохранителю, оружейные термины, история оружия, охотничьи ружья, травматическое оружие, собаководство, безопасность, третий рейх, графология, чтение жестов, все оружие спецназа

Меню Сайта

Научиться стрелять

Не метясь с пистолета

Научиться стрелять

Профессионально с пистолета

Научиться быстро стрелять

С охотничьего Ружья и Сайги

Видео для Начинающих Стрелков и Охотников

Безопасность на улице для мужчин и женщин.

Как выбрать травматический пистолет, такой чтобы подошел именно Вам?

Пистолеты

Устройство и конструкция деталей и механизмов пистолетов их работа и разборка

Особенности пистолетов, револьверов и боеприпасов к ним

Разборка и Ремонт охотничьего оружия

Все оружие спецназа.

Специальное оружие и защита.

Третий рейх Оружие Вермахта.

Третий Рейх Войска СС

Боевое снаряжение вермахта 1939-1945гг.

Оружие Сталинградской Битвы

Третий рейх Все интересные истории имистика

Поиски и Открытия

История развития огнестрельного оружия

Виды древнего средневекового оружия и способы его изготовления в современных условиях

Словарь терминов военного обмундирования от кольчуги до мундира.

Обзор, что не мешало бы знать охотнику

Охота на дичь

Охота на волка

Выделка Шкурок в домашних условиях

Дичь Блюда Рецепты

Охотничий календарь

Охотничье оружие, балистика, снаряжение, устройства

С. А. Бутурлин. Уход за ружьем дробовым и нарезным. 1936г

Охотничье Собаководство

Служебное Собаководство

Телохранителю

Навыки чтения жестов

Что такое Графология.

Loading

Извержение Толбачинских вулканов

Е. Мархинин, доктор геолого-минералогических наук

Летом и осенью 1975 года на севере Камчатки происходило извержение новых Толбачинских вулканов. Они находятся в зоне разлома, которая простирается более чем на сорок километров с севера на юг и проходит через один из крупнейших действующих вулканов Камчатки — Плоский Толбачик.

Рождение вулканов в Толбачинском долу было уникальным: на памяти людей Камчатка не знала такой впечатляющей картины проявления сил природы. Извержение было предсказано сейсмологами Института вулканологии Дальневосточного научного центра АН СССР. В его изучении приняли участие многие специалисты. Был поставлен широкий комплекс исследований.

 

 

23  июля. Разбили лагерь почти в четырех километрах от извергающегося конуса. Расстояние до него определили по промежутку времени между молнией над кратером и доносившимися раскатами грома.

Трудно оторваться от великолепной картины извержения. Столб пламени непрерывно поднимается над кратером на высоту свыше километра.

Взрывы происходят настолько часто, что выделить отдельные невозможно: они сливаются. Кажется, что откуда-то из недр раскаленные газы с гулом выдувают огненную массу шлака и бомб. Золото бомб ежесекундно усеивает черные склоны трехсотметрового конуса...

Лег спать около 3 часов ночи. Мой сосед по палатке — «фотоас» Вадим Гип-пенрейтер. С вечера он ушел ближе к кратеру — фотографировать.

24 июля. Собираемся в маршрут. Со мной три помощника — Саша Овсянников (молодой специалист из Лаборатории активного вулканизма), Володя Андреев (студент-геохимик), Саша Ким (пока еще школьник). Каждый из нас кладет в рюкзак по две трехлитровые стерильные стеклянные банки. А у Саши Овсянникова в рюкзаке еще машинка для консервирования и металлические крышки. Нужно как можно скорее отобрать стерильные пробы продуктов извержения, особенно пеплов: вдруг извержение внезапно кончится?

 

 

На Кунашире в пеплах вулкана Тятя извержения 1973 года мы обнаружили ряд предбиологических соединений, в том числе составные части белка — аминокислоты. Это чрезвычайно важный результат, который говорит, что процесс вулканического извержения есть первый шаг от неживой материи к живой. В этом году на Кунашире мы продолжаем исследования. Надо получить ответыеще на целый ряд вопросов, например: какова сорбционная способность пепловых частичек, сколько содержится свободных аминокислот и микроорганизмов в воздухе над Кунаширом, что можно сказать о матричной роли распространенных на Кунашире минеральных веществ?

Комплекс этих вопросов можно определить как биовулканологическое направление исследований. Толбачик «сорвал» меня с Кунашира: новое извержение — это возможность получить новые пробы и интересные результаты...

Несколько дней назад с северной стороны конуса шли проливные шлаковые дожди. Шлак заваливал все. Сейчас ветер гонит тучи на восток-юго-восток. Нам нужен свежайший материал, прямо с неба.

—  Хотя это и очень неприятно, но нам необходимо войти в зону шлакового ливня, — говорю я своим помощникам.

Огибаем действующий конус с северо-востока и входим в осевую зону шлакопада. По каскам громко стучат куски шлака. Они больно бьют по плечам и рукам. Одну небольшую птаху сбило у нас на глазах. Саша Ким спрятал ее, полумертвую, за пазухой. Он отпустил ее потом, когда мы вышли из зоны шлакопада; она пришла в себя и улетела.

 

 

Разостлав кусок двойной пленки размером несколько квадратных метров, ждем... Шлак неистово, как ливень по луже, бьет по пленке, и через десять минут у нас в руках двенадцать — пятнадцать килограммов шлака и песка. Это больше чем достаточно. Наполнив и законсервировав одну банку, мы идем еще несколько километров, останавливаемся и повторяем всю операцию сначала. Теперь нам нужно собрать как можно больше мелкой фракции: чем мельче частицы, тем больше их суммарная поверхность на единицу массы, тем больше вероятность обнаружить сложные органические соединения, потому что образуются они именно на поверхности минеральных частиц. При извержении Тяти мы обнаружили аминокислоты только в тонких пеплах, а не в шлаках. Но здесь тонкой фракции очень мало, и я настроен довольно пессимистично.

...Законсервировали уже шесть банок. Осталось еще две. Сейчас возвращаемся в лагерь и вновь обходим действующий конус, посыпающий склоны и подножие раскаленными бомбами. Идем от воронки к воронке, останавливаемся около той, в которой лежит пышущая жаром лепеха диаметром более метра. Поглядывая на конус за выбросами (это поручается Саше Киму), откалываем от бомбы пористые кусочки и, зажимая их между металлом геологических молотков, осторожно бросаем в банки. Когда через несколько часов, уже в лагере, мы вытащили банки из наших рюкзаков, они были все еще горячими.

В одной из бомб вулкана Тятя были обнаружены сложные углеводороды. Не исключено, что и в этих бомбах мы найдем сложные органические соединения.

25 июля. В лагерь на вертолете прибыли директор Института вулканологии Сергей Александрович Федотов и его заместитель Игорь Иванович Гущенко.

27 июля. Решили осмотреть вулкан с вертолета. На южном склоне конуса увидели трещину. Она была заметна по выходам газов и простиралась к высоте 1004 метра. У подножия чернела свежая выжимка лавы. Высаживаемся. Наша задача — наблюдение за конусом в максимально возможной близости. Коротаем ночь под открытым небом вблизи громыхающего вулкана.

28  июля. Утром к нам пришел Саша Овсянников. Принес палатку и немного продуктов. Игорь Гущенко первый сегодня обратил внимание, что на конусе образуется шарра — постепенно растущий в результате провала желоб. Он высказал предположение, что здесь возникнет боковой кратер. Весь день наблюдали за ростом шарры.

29 июля. День сверх суматошный. С утра по рации приняли распоряжение быть готовыми немедленно покинуть подножие вулкана. А у нас на костре варится каша, и нам мало улыбается перспектива — наспех, без завтрака, покинуть занимаемую позицию. Но вертолет, поднимая ветер и пыль, уже садится. Бежим к нему с рюкзаками и спальными мешками.

—  Саша! Котелок с кашей захвати, — кричу я Овсянникову. В вертолете — директор института Сергей Федотов.

—  Интересные события происходят в южной части конуса и у высоты тысяча четыре метра, — говорит он. Через минуту-другую мы уже на месте. Трещина, которую мы видели вчера, разорвала старый конус и обнажила в расщелине уступы кирпично-красных пород. Внимательно смотрим в эту расщелину и вдруг... видим, как из нее излился и медленно пополз по склону вязкий поток лавы. Вертолет приземляется поблизости. Спешим к языку потока. Измеряем его скорость — девяносто метров в час. Он красный при ярком солнце. Толщина его — три — три с половиной метра...

—  Смотрите! — вдруг кричит кто-то из команды вертолета. — Весь конус пополз!

—  Быстро в вертолет! — раздается приказ. Но несколько человек, в том числе и я, остаемся, чтобы вести дальнейшие наблюдения.

Вертолет улетел. Лава неумолимо ползет вниз. Мы с вещами стоим у ее левого края. Ветер несет с потока в нашу сторону ядовитые газы. Вскоре мы будем отрезаны от основного лагеря. Нужно как можно скорее переходить на правый берег медленно текущей лавовой реки.

—  Все с вещами вон на ту горушку! — это уже командую я.

С горушки хороший обзор. Бомбы сюда пока не летят. Можно перевести дух. И мы вспоминаем о каше. Но вдруг... Опять это «вдруг»! Что-то в жерле вулкана, видимо, изменилось. «Катюши» разворачиваются в нашу сторону. Угрожающий залп. Мы начеку, но все еще едим кашу. Недолет. Новый залп — перелет. Это, как говорят артиллеристы, «взять в вилку».

—  Забираем легкие вещи. Отступаем на заранее подготовленные позиции. Вон на ту высоту! Быстро! — кричу я.

Отходим на две-три сотни метров. Отсюда также хороший обзор, и мы опять принимаемся за кашу.

Тем временем вулкан собрался с силами и дал несколько залпов по нашей новой позиции. Крупные бомбы со свистом проносятся над нами. Они тяжелые, падают с большой высоты. Отскочить невозможно. Перелет! Недолета не ждем, поспешно отступаем, разглядывая на ходу одну из огромных воронок. Бомба из нее после удара выскочила. Лежит и дымит рядом.

31 июля. По рации передают приказ — всем покинуть вулкан, спуститься в базовый лагерь.

В лагере узнаем, что усиление вулканического напряжения заметили не только мы, его показывали геофизические приборы. С этим и был связан приказ покинуть вулкан. Вчера вечером с помощью вертолетов была проведена частичная эвакуация даже из нижнего лагеря. Лава неумолимо движется к нему. Мой расчет оказался верным — она пришла сюда через двое суток. Теперь прежде всего она зальет озерко и лишит нас воды. С Сашей Овсянниковым тщательно измеряем скорость отдельных языков лавы. Делаем это так.

Определяем расстояние между деревом, на которое лава уже накатывается, и деревом, которое она подомнет и сожжет через некоторое время, и это самое время... Затопление озерка лавой началось ровно в 13 часов 25 минут. Опять в точности с расчетом. Вода в нем закипела и испарилась...

2 августа. Начались шлаковые ливни. Сегодня в 16 часов 30 минут в северной шарре взрыв. Образовался новый кратер на склоне конуса — бокка. Вечером с Игорем Гущенко под градом мелких бомб идем взглянуть, что в ней происходит. Бокка в верхней части переходит в трещину, из нее фонтанирует лава, а из нижней она льется потоком.

3 августа. Около полуночи проснулся от клацания лавы. Вышел из палатки оценить обстановку. Оказалось, напор новой лавы подтолкнул наш «домашний» поток, и он угрожает раздавить и сжечь лагерь. Поднял спящих. Освещая путь фонариками, перетаскиваем вещи и палатки на несколько сот метров в сторону от потока. Очень удобно перетаскивать палатки, натянутые на деревянные каркасы: четыре человека берут палатку за углы и переносят на новое место.

В шестом часу утра нас разбудили дрожание земли и гул...

С утра выбрали новую вертолетную площадку (старую залило лавой) и перебросили лагерь ближе к ней, еще на пару сотен метров дальше от потока.

6 августа. Ветер такой, что еду варим не на костре, а на примусе в палатке. В последние дни пища кислит. Все озерки и лужи с водой перекрыл поток. Собираем дождевую воду с тента. Это муть, просачивающаяся через вулканический пепел, песок, шлак. Она кислая — содержит серную и соляную кислоты и много других химических соединений, неизвестно как действующих на организм человека. Чай, заваренный на этой воде, похож внешне на смесь растворимого кофе с марганцовокислым калием. Почему-то он слегка отдает запахом сухофруктов. Но скоро может кончиться и эта вода...

7  августа. Идем в маршрут к северной бокке. Бокка представляет собой отверстие диаметром метров в тридцать, расположенное на склоне конуса. Верхняя часть ее шире, нижняя уже. Лава выбрасывается из нее каскадами; у основания конуса образуется речка шириной десять — пятнадцать метров. Речка эта, мелкая и быстрая у истока, заметно теряет скорость на первых же сотнях метров. Выше бокки почти до вершины конуса тянется трещина. Она обнаруживает себя происходящими вдоль нее всплесками лавы. Активность бокки и трещины с течением времени сильно меняется: от более или менее спокойного лавопада из бокки до мощного фонтанирования вдоль всей трещины, когда высота отдельных лавовых фонтанов достигает сотни метров. Стоим близко от основания конуса, скажем прямо — в весьма небезопасном месте. В центральном кратере происходят взрывы, и, хотя бомбы пока летят не в нашу сторону, это место может быть изрешечено ими, изменись направление выбросов.

Вечером рядом с лагерем встречаемся с медведем. Он бежит мимо нас сломя голову. Так много людей, так много лавы, так много грохота в его владениях...

10 августа. Южно-Курильск. Сегодня прибыл на Кунашир и передал в нашу группу биовулканологии стерильную пробу свежих толбачинских пеплов и шлаков. Этот материал очень нужен биохимикам, микробиологам, химикам-органикам и даже онкологам. Он будет тщательно анализироваться в различных институтах и в разных городах...

19 сентября. Вчера по радиосвязи передали с подножия Толбачика в Петропавловск-Камчатский, в Институт вулканологии: километрах в восьми от конуса образовалась цепочка новых кратеров. Итак, прошло лишь несколько дней, как перестали работать кратеры первого прорыва 1975 года, и вот образовался новый прорыв в той же зоне разлома.

Вылетаем к новому прорыву.

20 сентября. Главная струя выбрасывает бомбы под углом шестьдесят — восемьдесят градусов к горизонту. Они поднимаются на высоту пятьсот метров и по горизонтали летят на такое же расстояние.

 

 

После извержения вулкана Толбачик

 

Дует северо-западный благоприятный ветер. Шлак и пепел уносит в сторону, и мне хорошо наблюдать. Одновременно вдоль трещины работает пять-шесть жерл. Трещина простирается приблизительно в направлении север — юг. Наиболее активны верхние, северные жерла. Выбрасываемые ими струи иногда разделяются, а иногда сливаются в одну мощную струю. Действующие жерла образовали общий, в виде вытянутого эллипса, существенно открытый к западу конус-кратер.

Я сижу на высоком лавовом выступе. Лицо ощущает жар извергающихся кратеров и излившихся лавовых потоков. В ушах неумолчный шум извержения. Как будто рядом со мной ежесекундно взмывают в небо мощные реактивные самолеты. Расстояние до ближайшего от меня жерла — полкилометра...

22 сентября. Свежими бомбами усеяно все основание конуса.

На склоны и гребень его бомбы падают беспрерывно. И все-таки лезем на гребень: заглянуть в самое жерло. На гребне два удобных для наблюдений и для съемки выступа. Один чуть пониже, чуть подальше от жерла и чуть безопаснее. Мы на нем и стоим. Второй чуть повыше, чуть ближе к жерлу и поопаснее. Там на площадку размером четыре квадратных метра каждую минуту падает раскаленная лепеха...

 

 

Вулканологи собирают образцы свежего шлака

 

Подбираюсь к опасному выступу, заглядываю прямо в жерло. Оно скрыто летящими вверх желто-красными ошметками лавы. Лицо опаляет — вниз можно смотреть лишь несколько секунд. Бомбы летят вокруг со свистом и падают от меня в нескольких метрах. Иду назад, Вадим Гиппенрейтер предостерегающе кричит. Смотрю вверх. С большой высоты, кажется, прямо на меня летит раскаленная бомба. Спокойно жду ее приближения. Мимо! Она падает на целых три метра правее.

24 сентября. Действует, грохочет южное жерло, из которого также изливается лавовая река. Нужно увидеть ее исток... Идем вдвоем с Вадимом Гиппенрейтером. Ступаем осторожно — горячий шлак рыхлый. Ступни припекает. Но не отступать же! Шагаем через раскаленный поток то по шлаку, на котором лежат свежие бомбы, то по остывшим лавовым глыбам. Надо постоянно смотреть под ноги, чтобы не провалиться в присыпанную пеплом трещину, и в то же время поглядывать вверх.

 

 

Вот и противоположный краевой вал и длинная высокая шлаковая насыпь. Стоять на ее гребне очень горячо, лицо опаляет, но вид с нее открывается отличный. Справа вверху — изрыгающее раскаленные бомбы южное жерло. Ниже — лавовый исток и быстро текущая, почти добела раскаленная лава. Еще ниже, левее нас, целая лавовая ширь с отдельными рукавами потоков, покрытых местами коркой, разбитой красными трещинами.

30 сентября. Петропавловск-Камчатский. Вернулся из командировки в Москву старший научный сотрудник нашей лаборатории химик-органик Николай Евгеньевич Подклетнов. Полтора месяца назад на Кунашире я передал ему пробу свежего толбачинского пепла. Предварительный результат: так же как и пробы с вулкана Тятя, она содержит сложные органические соединения. Все больше фактов подтверждает мое предположение: сам процесс вулканического извержения есть первый шаг от неживого к живому.

Извержение затухает, но все еще продолжается. Сейсмическая активность тоже не угасла. Надо быть готовым снова лететь на извержение...

1976 г

Поиски и Открытия

Первое путешествие МИКЛУХО-МАКЛАЯ в Новую Гвинею

Деревня Бонгу в Новой Гвинеи

Камчатка в 1918 году

Ноин-ульские курганы

Первая палеонтологическая экспедиция по следам гигантских Ящеров и Динозавров

Гомбожап Цыбиков — путешественник, профессор-востоковед, исследователь Тибета

Лодка из рогоза, названная «Тигрисом»

Последние дни Георгия Седова

В мае 1937 года на Северном полюсе

К полюсу недоступности

Как начиналась эра пилотируемых полетов

Фигуры на скалах у нанайского села Сакачи-Алян

Удивительные сокровища прошлого

По-иному взглянуть на карту Байкала

Археологические исследования «Беринг-81» в бухте Командорских островов

Деревни вдоль реки Ангары

Как нашли древние книги

Раскопки Херсонеса Таврического

История плавания Тима Северина в Колхиду, рассказанная его кораблем «Арго»

Долины Хадрамаута

Выбитые на скалах рисунки

Что хранят Аджимушкайские каменоломни

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru